СВОБОДНЫЕ РАДИКАЛЫ И СТАРЕН

 

СВОБОДНЫЕ РАДИКАЛЫ 

​​

Старение – генерализованный физиологический процесс, который прогрессирующим образом снижает способность организма адаптироваться к изменениям внешней среды и повышает его восприимчивость к болезням и смерти. Старение приводит к сокращению резервов большинства физиологических систем. Оно поражает клетки и системы, состоящие из них,  а также тканевые компоненты.  Старение – характеристика всех высших организмов. Разнообразие  связанных с возрастом ухудшений привело многих геронтологов к выводу, - маловероятно, чтобы в основе этих изменений лежал какой-либо общий механизм. Таким образом, было предложено множество различных теорий для объяснения феномена старения.

 

Теории старения пытаются объяснить вариацию в продолжительности жизни среди когортных генетических линий и видов, и утрату гомеостаза на поздних стадиях жизни. Эти теории также пытаются определить факторы, ответственные  за увеличение продолжительности жизни, и продемонстрировать, как вариация факторов старения может воздействовать на темпы старения. Теории старения могут быть разделены на 2 основные категории.  Первая категория  относит процесс старения к «генетически запрограммированным процессам». В этой категории, старение считается следствием целенаправленных событий, управляемых внутренними часами или регулятором скорости. Во второй категории, старение рассматривается как «накопление повреждений критически важных клеточных или тканевых компонентов». Эта теория считает старение кумулятивным результатом повреждения тканей, возникающего со временем, и приводящего к прогрессирующему функциональному спаду.

 

Теория свободных радикалов

 

«Свободнорадикальная теория» старения была впервые предложена в 1950-х гг.. Харман утверждал, что свободнорадикальная теория  предоставила объяснение обратной зависимости между средней продолжительностью жизни видов млекопитающих и их интенсивностью основного обмена, накапливания дегенеративных заболеваний в заключительной части жизни,  благотворных эффектов ограничения калорий на продолжительность жизни, и повышения аутоиммунных проявлений с возрастом.⁵ За последние  три десятилетия было получено большое количество данных в поддержку свободнорадикальной теории старения. В соответствии с этой теорией, реакции свободных радикалов с биомолекулами, такими как протеины и липидные мембраны, ответственны за функциональное ухудшение, связанное со старением.  

 

Было обнаружено, что перокисление липидов, окисление белков и окисление ДНК, возникающее в результате повреждения свободными радикалами,  увеличивается с возрастом.  Кроме того, последовательно было продемонстрировано, что ограничение калорий снижает уровни свободнорадикальных повреждений в тканях грызунов. Было отмечено, что состояния, которые уменьшают окислительный стресс и повреждение свободными радикалами, имеют тенденцию увеличивать максимальную продолжительность жизни. Исследования Drosophilamelanogasterпоказывают, что у мух, чрезмерно экспрессирующих  супероксиддисмутазу и каталазу,  отмечается меньше свободнорадикальных повреждений и более длительная продолжительность жизни.

 

Продукция свободных радикалов

 

Свободные радикалы – молекулы с низким молекулярным весом, по меньшей мере, с одним неспаренным электроном. Тем не менее, реактивные формы кислорода (РФК) затрагивают несколько химически реактивных молекул, образуемых из кислорода, которые включают супероксид (О₂·⁻), гидроксильный радикал (НО∙), пероксид водорода (Н₂О₂) и гипохлористую кислоту (НОCl).¹¹⁻¹³ Аэробные организмы используют кислород для генерации энергии. В своем основном состоянии кислород обладает небольшой реактивностью. Кислород принимает электроны от других радикалов – один за раз. 

 

Во время митохондриального дыхания, координированное 4-электронное восстановление кислорода приводит к формированию воды. Однако, митохондриальная цепь электронного транспорта –  не совершенна; переносы одного и двух электронов к кислороду приводят к образованию супероксида и пероксида водорода, они, в свою очередь, катализируются переходными металлами, такими как железо и медь, для формирования крайне реактивных гидроксильных радикалов.

Свободные радикалы образуются во время митохондриального транспорта электронов, пероксисомального β-окисления жирных кислот, реакций цитохрома Р450, и фагоцитарными клетками. Митохондрии – главный источник токсичных окислителей в клетках. У митохондрий отсутствуют эндогенные антиоксидантные механизмы, и они зависимы от глютатиона для удаления пероксида водорода. Тем самым, они являются потенциальными мишенями для индуцированного свободными радикалами повреждения.

Свободные радикалы, сформированные в результате неполного восстановления кислорода, просачиваются из митохондрий. Они атакуют различные клеточные компоненты, формируют токсичные  РФК, которые мигрируют к отдаленным участкам и повреждают биомолекулы, модифицируя  протеины, липиды и нуклеиновые кислоты. Считается, что это, в свою очередь, приводит к развитию или усилению возрастных проявлений.⁵′¹⁸⁻¹⁹ Рисунок 30.2 иллюстрирует формирование и метаболизм свободных радикалов.

 

Механизм повреждения, индуцированного свободными радикалами

 

Свободные радикалы приводят к тканевому повреждению путем окислительной модификации протеинов, липидов и ДНК. Окислительное повреждение липидных молекул возникает в три этапа: инициация, распространение и завершение. Полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) создают  богатые электронами атомы водорода в СН₂, которые восприимчивы к реакциям с гидроксильным радикалом (ОН∙) и другими свободными радикалами. Возникает опосредованное радикалами отделение атома водорода от метиленового углерода. Эта стадия реакции со свободными радикалами называется инициация. 

 

Последующая  молекулярная перегруппировка и взаимодействие с кислородом может вести к формированию пероксильного радикала, который может распространять окислительное повреждение, атакуя атомы водорода из других ПНЖК. Эти цепные реакции распространения  завершаются расщеплением пероксильных радикалов.  Перокисленные липиды могут распадаться на цитотоксические и мутагенные соединения. Пероксиды липидов плазмы могут представлять статус липидного перокисления в тканях.  В некоторых исследованиях сообщается об увеличении уровней липидного перокисления в плазме в процессе старения. Снижение уровня ПНЖК может быть еще одним методом определения липидного перокисления, поскольку ПНЖК – основные субстраты  перокисления липидов.

Протеины, в отличие от липидов, не такие реактивные; однако, участки связывания с металлами в белках в высшей степени подвержены окислительному поражению, приводя к необратимой модификации. Окислительное повреждение возникает в результате модификации пептидного каркаса или боковой цепи. Модификация каркаса приводит к образованию пероксильных радикалов.  Это вызывает перекрестное связывание протеинов или расщепление пептидной связи.  Тем не менее, модификации боковых цепей приводят к потере каталитической или структурной функции пораженных протеинов, что может оказывать неблагоприятные эффекты на клеточные функции и функции органов.  

 

Распространяющиеся радикалы, как при перокислении липидов, могут быть вовлечены в окисление протеинов.  Существует несколько маркеров окисления протеинов; они включают протеиновые карбонильные производные, фрагменты протеинов, конечные продукты усиленной гликации, и окисленные боковые цепи аминокислот.

 

Система антиоксидантной защиты

 

Клетки и ткани обладают механизмами антиоксидантной защиты от повреждения, индуцированного свободными радикалами. Повреждение от окислительного стресса возникает, когда продукция свободных радикалов превышает способность клетки защитить себя. Клеточные защитные механизмы, которые предотвращают индуцированное свободными радикалами клеточное повреждение, включают:

 

  • Утилизацию свободных радикалов

  • Связывание каталитических металлических ионов, используемых для формирования реактивных форм кислорода

  • Повышающую регуляцию эндогенной антиоксидантной защиты.

 

Антиоксидантная защитная система включает антиоксидантные ферменты и ферменты репарации окислительных повреждений, а также антиоксидантные молекулы (таблица 30.1).  Антиоксидантная ферментная система включает дисмутазы (СОД), супероксидредуктазы (СОР), каталазу и глютатион пероксидазы  (ГП). СОД катализирует дисмутацию О₂∙⁻ в Н₂О₂. Каталаза и глютатион пероксидазы превращают Н₂О₂  в Н₂О. Ферменты, такие как фосфолипаза А₂, гликозилазы и протеиназы вовлечены в репарацию окислительного поражения. Фосфолипаза А₂ отщепляет пероксиды липидов от фосфолипидов, сокращая влияние повреждения на биомембраны. Гликозилазы ответственны за распознавание и эксцизию окисленных оснований из ДНК. 

 

Похожим образом, протеиназы разрушают  окисленные протеины.  Антиоксидантные молекулы включают витамины С и Е, липоевую кислоту, флавоноиды, каротиноиды и убихинон. Эти молекулы могут действовать как акцепторы РФК.

 

Таблица 30.1

Система антиоксидантной защиты

 

Ферменты:

Вовлеченные в метаболизм свободных радикалов

  • Супероксиддисмутаза (СОД)

  • Супероксид редуктаза

  • Каталаза

  • Глютатион пероксидаза (ГП)

 

Вовлеченные в репарацию окислительных повреждений

  • Фосфолипаза А₂

  • Гликозилазы

  • протеиназы

Антиоксидантные молекулы: акцепторы реактивных форм кислорода

  • витамин С

  • витамин Е

  • каротиноиды

  • убихиноны

  • липоевая кислота

 

Несколько интервенционных  исследований старения поддерживают свободнорадикальную теорию старения. Поскольку свободные радикалы и окислительный стресс считаются важными факторами в биологии старения, предполагается, что модулирование  окислительного стресса может замедлять процесс старения.  Компоненты диеты с антиоксидантной активностью пользуются особенным вниманием.  Предполагается, что они могут играть потенциальную роль в модулировании окислительного стресса, связанного со старением и хроническими состояниями.  Витамин С, витамин Е и бета-каротин относятся к витаминам-антиоксидантам.  Эпидемиологические данные указывают, что потребление диеты, богатой источниками витаминов, защищает от развития заболевания. Тем не менее, эта сильная связь пищевого потребления витаминов и заболевания в эпидемиологических исследованиях не была продемонстрирована в рандомизированных клинических исследованиях.

 

Витамины-антиоксиданты

 

Процесс старения связан с возрастающим патогенезом. Несколько исследователей использовали экзогенные антиоксиданты, чтобы замедлять процесс старения, вызванный окислительным повреждением вследствие реакций  свободных радикалов. Различные натуральные и синтетические вещества тестируются по их эффективности в профилактике заболеваний и продлении жизни.  Втамины А, Е и С, также известные как витамины-антиоксиданты, уже долгое время считаются играющими важную роль в профилактике заболеваний.

 

Витамин А и бета-каротин

 

Витамин А – сформированный ретинол и каротиноиды, которые превращаются в ретинол. Витамин А присутствует в продуктах животного происхождения, включая субпродукты, рыбу, желтки яиц и витаминизированное молоко.  Другие натуральные источники включают желтые, оранжевые и красные растительные продукты, такие как морковь и зеленые лиственные овощи. Текущее рекомендуемое суточное потребление (РСП) для витамина А составляет 1500 мкг/л (5000 МЕ).  Отмечается, что пищевое потребление витамина А сокращается с возрастом, но гиповитаминоз А редко встречается даже среди самых старых людей. Основные пищевые каротиноиды – бате-каротин и ликофен. Каротиноиды не могут синтезироваться в организме, и их запасы зависят от пищевого потребления. Они являются мощными антиоксидантами и осуществляют свои антиоксидантные свойства  как акцепторы свободных радикалов. Витамин А обладает несколькими биологическими действиями. Он необходим для профилактики ксерофтальмии и для фототрансдукции. Клеточная дифференциация и целостность также зависят от витамина А.

 

Роль дополнительного приема витамина А в профилактике заболеваний

 

Коронарная болезнь сердца

 

Клиническим исследованиям, как правило, не удается продемонстрировать благотворный эффект антиоксидантных добавок  на сердечно-сосудистую заболеваемость и смертность. Добавки витамина А и бета-каротина не показали никакой пользы для первичной или вторичной профилактики коронарной болезни сердца (КБС) в рандомизированных исследованиях, и связываются с потенциальным вредом.  В Исследовании здоровья врачей, 2 года дополнительного приема бета-каротина не привели к полезному или вредному эффекту, в терминах частоты развития злокачественных новообразований, сердечно-сосудистых заболеваний или смерти от всех причин. 

 

Другое исследование позволило предположить, что комбинация бета-каротина и витамина А не приводила к полезному эффекту,  и что она может оказывать неблагоприятный эффект на развитие рака легких и риск смерти от рака легких, сердечно-сосудистого заболевания, и от любой причины у курильщиков и рабочих, подвергающихся воздействию асбеста. В Исследовании здоровья женщин и Исследовании профилактики рака при помощи альфа-токоферола и бета-каротина (АТВС),  дополнительный прием бета-каротина не оказывал какого-либо эффекта на сердечно-сосудистое заболевание.

 

Рак

Защитные эффекты пищевого витамина А против рака, наблюдаемые в обсервационных исследованиях, с наибольшей вероятностью, представляют эффект бета-каротина. Существует расхождение между данными эпидемиологических исследований пищевого витамина А относительно возможной химиопрофилактики рака, и данными, полученными из рандомизированных контролируемых исследований.  

Было показано, что риск рака легких среди мужчин-курильщиков или рабочих, подвергающихся воздействию асбеста, получающих добавки бета-каротина, значительно повышен в 2 крупных, рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях.  Увеличение частоты развития и смертности от рака простаты среди испытуемых, распределенных в группу получения добавок бета-каротина, отмечалось в исследовании профилактики рака АТВС. Этот чрезмерный риск, по всей видимости, устранялся со временем, как только прекращался прием добавок.

Проводилось несколько обсервационных исследований потребления витамина А и рака молочной железы; эти исследования привели к различным результатам. В исследовании Куши и др. никакой связи  между пищевым потреблением витамина А и раком молочной железы не наблюдалось.⁵² Еще одно исследование  позволило предположить, что высокий уровень потребления каротиноидов и докозагексаеновой кислоты может снижать риск развития рака молочных желез у женщин.  

 

Данные Исследования здоровья медсестер указывают, что у женщин в предклимактерический период, особенно с положительным семейным анамнезом, значительно снижается риск развития рака молочной железы при повышенном пищевом потреблении альфа-каротина, бета-каротина, лютеина/зеаксантина, и витамина А в целом. 

Добавки бета-каротина не показали снижения риска развития колоректальной аденомы по данным исследовательской группы в исследовании профилактики полипов.⁵⁶

 

Другие состояния

 

Данные, полученные из обсервационных исследований, выявляют, что высокие дозы витамина А могут быть фактором риска остеопении и переломов.⁵⁷⁻⁵⁹ Исследования, оценивающие  эффект добавок бета-каротина на риск формирования катаракты,  не показали общего эффекта; тем не менее, по всей видимости, среди курильщиков (которые продолжают курить) отмечается сниженный риск.

 

В настоящее время,  дополнительный прием витамина А и бета-каротина не рекомендуется. На основании современных клинических данных, для витамина А и бета-каротина недостаточно клинической эффективности в отношении профилактики рака, и они могут оказывать неблагоприятные эффекты на частоту развития рака легких и риск смерти от рака легких и сердечно-сосудистой болезни.

 

Витамин Е

 

Витамин Е или токоферол обладает мощными антиоксидантными свойствами. Он действует как акцептор свободных радикалов и препятствует перокислению липидов. Альфа-токоферол – биологически активная форма витамина Е. Он препятствует окислению полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), - основного структурного компонента клеточных мембран. Витамин Е обнаруживается в орехах, растительных маслах, цельных зернах, желтке яиц, и зеленых лиственных овощах.  Преобладающая форма в рационе человека – гамма-токоферол; однако,  аптечные препараты витамина Е содержат альфа-токоферол.

Дефицит витамина Е отмечается при состояниях, являющихся результатом жировой малабсорбции. Дефицит может проявляться как нарушение походки, в результате нейрональной дегенерации. Нейрональная дегенерация  приводит к спиноцеребральной атаксии, сниженным глубоким сухожильным рефлексам или арефлексии, периферической нейропатии, и деструкции заднего столба спинного мозга с ухудшением проприоцепции и восприятия вибрации. 

 

Он может вести к дегенеративной миопатии, ухудшению зрения, цероидной пигментации кишечной стенки, - результату откладывания липофусцина, и сокращению продолжительности жизни эритроцитов.

Окисление ЛНП, по всей видимости, важно в опосредовании атерогенности ЛНП. Альфа-токоферол снижает восприимчивость ЛНП к окислению.

 

Роль пищевых добавок витамина Е в профилактике заболеваний

 

Коронарная болезнь сердца

 

Обсервационные исследования поддерживают роль витамина Е в профилактике КБС. Несколько исследований обнаружили более низкий риск КБС и смерти от КБС после дополнительного приема витамина Е.⁶⁶⁻⁶⁸ Рандомизированные контролируемые исследования не поддерживают эти наблюдения и не обнаружили каких-либо преимуществ от дополнительного приема витамина Е при первичной или вторичной профилактике КБС.  Исследование АТВС не продемонстрировало значительного эффекта на частоту инфаркта миокарда и смерть от заболеваний сердца.

В одной серии отчетов, опубликованных в рамках исследования АТВС, риск фатальной КБС повышался в группах, которые получали либо бета-каротин, или комбинацию альфа-токоферола и бета-каротина; отмечалась незначительная тенденция увеличения смертности в группе альфа-токоферола.⁷⁰ В исследовании НОРЕ (Оценка результатов профилактики заболеваний сердца), ежедневный прием витамина Е не оказывал эффекта на прогрессирование утолщения внутренней и средней оболочки сонной артерии⁷¹. Исследование НОРЕ-ТОО (текущие результаты, 2.5-летнее продолжение исследования) показало, что витамин Е в дозе 400 МЕ был связан с повышением частоты сердечной недостаточности.  

 

В Ангиографическом исследовании витаминов и эстрогена у женщин (WAVE), ни гормонозаместительная терапия, ни витаминные добавки антиоксидантов  не приносили пользу женщинам  с коронарной болезнью в постклимактерический период. Вместо этого, данные указывали на потенциальный вред для каждого вида терапии.⁷³ Исследование профилактики GISSI(итальянское испытание тромболитических средств при инфаркте миокарда), Исследование CHAOS(Кембриджское исследование антиоксидантов при заболеваниях сердца), и Исследование защиты сердца не показали какого-либо эффекта на сердечно-сосудистую смертность.

 

Инсульт

 

В исследовании АТВС, ежедневный прием витамина Е не оказывал, в целом, эффекта на риск инсульта.  Тем не менее, анализ субгрупп указывал на то, что витамин Е может увеличивать риск субарахноидального кровоизлияния, и снижать риск ишемического инсульта, особенно у мужчин с гипертонией.⁷⁷ Исследование медиков с изучением отдаленных результатов не продемонстрировало связи между дополнительным прием витамина Е и риском инсульта.

 

Рак

 

Несколько исследований пытались изучить роль витамина Е в профилактике рака.  Обсервационные данные из Исследования медиков с изучением отдаленных результатов не показали связи между дополнительным приемом витамина Е и  всеми случаями рака простаты.  Однако, оно показало снижение риска метастатического или фатального рака простаты среди курильщиков, которые принимали, по меньшей мере, 100 МЕ витамина Е в добавках ежедневно.⁷⁹  Исследование профилактики рака АТВС обнаружило 32% снижение частоты рака простаты и 41% снижение смертности от рака простаты среди мужчин, принимающих альфа-токоферол, по сравнению с плацебо.

Во втором отчете исследования АТВС значительное снижение риска рака легких связывалось с более высокими сывороточными уровнями витамина Е. Снижение риска было наиболее значительным среди мужчин младше 60 лет и среди пациентов с меньшим общим количеством лет курения. 

 

Болезнь Альцгеймера

 

Обсервационные исследования указывают, что повышенное пищевое потребление витамина Е может оказывать защитный эффект против развития болезни Альцгеймера.  В лонгитюдном когортном исследовании, дополнительный прием витаминов Е и С защищал от развития сосудистой деменции и улучшал когнитивную функцию на поздних стадиях жизни.⁸¹⁻⁸³ Рандомизированное исследование селегилина, витамина Е, обоих препаратов или плацебо, среди пациентов с болезнью Альйгеймера показало, что и селегилин, и витамин Е были независимо связаны со значительными сокращениями нескольких результатов, включая функциональный спад.

 

Иммунитет

 

В нескольких отчетах сообщается, что дополнительный прием витамина Е улучшает иммунную реакцию. Однако, рандомизированные, плацебо-контролируемые исследования  не выявили снижения частоты респираторных инфекций у пожилых людей, проживающих дома или госпитализированных, получающих ежедневно добавки витамина Е.

 

Смертность от всех причин

 

Мета-анализ дополнительного приема витамина Е, который не стратифицировал исследования по дозе витамина Е,  не обнаружил значительного эффекта дополнительного приема на смертность от всех причин.⁴⁴ Однако, недавний мета-анализ, который изучал связь доза-реакция между витамином Е и общей смертностью в 19 рандомизированных клинических исследованиях,  обнаружил, что дополнительный прием витамина Е в дозе ≥400 МЕ в день был связан со значительно повышенным риском смертности от всех причин.

Текущие данные относительно дополнительного приема витамина Е не являются окончательными. Данные, имеющиеся в настоящее время, предполагают, что витамин Е в высоких дозах (≥ 400 МЕ в день) повышает смертность от всех причин.  Кроме того, пациенты, принимающие антикоагулянты, должны быть особо предупреждены относительно недопустимости высоких доз витамина Е из-за синергического действия витамина Е и данных препаратов.

 

Витамин С

 

Витамин С, также известный как аскорбиновая кислота, является водорастворимым витамином. Дефицит витамина С может наблюдаться у болезненных пожилых людей, и вызывается недостаточным пищевым потреблением.  Биодоступность витамина С обратно связана с потребленным количеством, а также с его формой. Старение не влияет на его абсорбцию. Натуральные источники витамина С включают цитрусовые фрукты, сырые лиственные овощи, клубнику, дыню, томаты, брокколи и перец. Содержание витамина С в различных продуктах зависит от времени года, времени транспортировки в магазин, времени от доставки в магазин до покупки продукта, и способа приготовления. Витамин С неустойчив при воздействии температуры, и кипение может вызывать его потерю от 50 до 80%.

         

Витамин С обладает антиоксидантными свойствами и сокращает число вредоносных свободных радикалов; это обратимый биологический восстановитель. Он предоставляет восстановительные эквиваленты для различных биохимических реакций, включающих железо и медь. Таким образом, он действует как кофактор, фермент системы комплемента, косубстрат, или сильный антиоксидант в различных реакциях и метаболических процессах.

Витамин С вовлечен в синтез коллагена и норадреналина. Витамин С необходим для превращения железа – из трехвалентного (+3) в  двухвалентное (+2). Это важно для превращения метгемоглобина в гемоглобин и для абсорбции железа из двенадцатиперстной кишки.  Витамин С играет роль в метаболизме простагландина и простациклина. Он может быть способен ослаблять воспалительную реакцию или даже септический синдром.  Дефицит, в основном, поражает скелетно-мышечную и кроветворную системы и приводит к цинге. Цинга может развиваться, если потребление витамина С – менее 10 мг в день в течение 3-6 месяцев.

Роль пищевых добавок витамина С в профилактике заболеваний

 

Коронарная болезнь сердца

 

Были получены противоречивые данные из эпидемиологических исследований относительно роли витамина С в первичной профилактике КБС. Несколько обсервационных исследований продемонстрировали более низкие показатели смертности у людей, принимающих добавки витамина С. Исследование NHANES(Национальное исследование здоровья и питания, эпидемиологическое исследование с изучением отдаленных результатов)обнаружило, что связь стандартизованного коэффициента смертности (SMR/СКС)  для смертей по всем причинам с увеличенным потреблением витамина С является в значительной степени обратной для мужчин и слабо обратной для женщин.  

 

Исследование сообщало о на 34% более низких стандартизованных показателях смертности среди людей, потребляющих 50 мг или более витамина С в день.⁹⁸ В исследовании EPIC-Норфолк (Европейское проспективное исследование рака и питания), увеличение концентрации аскорбиновой кислоты в плазме на 20 мкмоль/л, что эквивалентно увеличению потребления фруктов и овощей приблизительно на 50 г в день, связывалось с примерно 20% снижением риска смертности от всех причин (P< 0.0001), независимо от возраста, систолического кровяного давления, холестерина крови, курения сигарет, диабета и приема добавок. 

 

В исследовании Гейла и др., концентрация витамина С, измеряемая по пищевому потреблению или концентрации аскорбиновой кислоты в плазме, была сильно связана с последующим риском смерти от инсульта, но не от КБС.¹⁰⁰ Крупное, рандомизированное исследование витамина С при вторичной профилактике КБС не выявило никакой пользы от дополнительного приема.⁷⁶

 

Инсульт

 

20-летнее исследование когорты пожилых людей с изучением отдаленных результатов выявило, что смертность от инсульта – самая высокая среди людей с наиболее низким статусом витамина С.¹⁰⁰ В исследовании с изучением отдаленных результатов не было обнаружено связи между дополнительным приемом витамина С и риском инсульта.⁷⁸ В исследовании ASAP(Исследование дополнительного приема антиоксидантов при профилактике атеросклероза), дополнительный прием комбинации витамина Е и витамина С пролонгированного действия замедлял прогрессирование атеросклероза у людей с гиперхолестеринемией. У участников обоих полов, среднее увеличение толщины внутренней и средней оболочки сонной артерии составляло 0.014 мм в группе, не принимающей добавки, и 0.010 мм в группе, принимающей добавки.¹⁰¹

 

Рак

 

Некоторые обсервационные исследования демонстрируют обратную связь аскорбиновой кислоты со смертностью от рака у мужчин, но не у женщин. ⁹⁸′⁹⁹ В настоящее время существует очень мало данных, поддерживающих роль витамина С в профилактике рака.

 

Другие состояния

 

В нескольких отчетах сообщается о чрезмерном потреблении витамина С в качестве фактора риска развития почечнокаменной болезни и образования камней из оксалата кальция. Тем не менее, проспективное эпидемиологическое исследование продемонстрировало, что потребление высоких доз витамина С снижало относительный риск образования камней из оксалата кальция, по сравнению с 250мг витамина С или менее в день.¹⁰² Обсервационные данные предполагают, что микропитательные вещества с антиоксидантными свойствами могут замедлять развитие  возрастной катаракты. В проспективном исследовании, риск развития катаракты был на 45% ниже среди женщин, которые принимали добавки витамина С в течение 10 и более лет (относительный риск 0.55 (0.32 – 0.96))¹⁰³. Однако, в рандомизированном контролируемом исследовании приема препарата витамина С, витамина Е и бета-каротина в высокой дозе в когорте относительно хорошо питающихся пожилых людей не отмечалось заметного эффекта на 7-летний риск развития или прогрессирование возрастного помутнения хрусталика или потерю остроты зрения.¹⁰⁴

 

Выводы

 

Эпидемиологические и популяционные исследования указывают на благотворные эффекты витаминов-антиоксидантов, таких как витамин Е, витамин С и бета-каротин, на сердечно-сосудистую болезнь (ССБ) или злокачественные заболевания. Однако, подавляющее большинство клинических исследований не смогло продемонстрировать благотворный эффект дополнительного приема антиоксидантов на заболеваемость и смертность  от ССБ.  Таблица 30.2 обобщает выводы по витаминным добавкам на основании доступных современных научных данных.  

 

Недавно проведенный мета-анализ исследований дополнительного приема витамина Е для профилактики заболеваний сердца не обнаружил какой-либо пользы, и даже выявил увеличение смертности от всех причин при приеме в дозе выше 400 МЕ в день. Кроме того, дополнительный прием бета-каротина не продемонстрировал клиническую эффективность, и связывается с повышенным риском рака легких и простаты. На основании имеющихся современных данных, применение добавок витаминов-антиоксидантов для профилактики и терапии ССБ и злокачественных заболеваний не оправдано.

Д.э.н. Сидорин Василий Викторович

 "СИДОРИН КОНСАЛТИНГ"
Москва Ленинский проспект дом 36
ino4@god.vin
Тел: +7(926) 253-4740